Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Светопад

*
Двойник вороны смотрит на пятно
её –  он ощутил себя сиамским
её антагонистом и порвёт
на свет и снег непрочные запчасти.

Он вырвет глоткой из неё гобой
и лестничным его пройдёт пролётом,
где смотрит вслед, вздымаясь, чернозём
и расширяется, как сгорбленная, сдоба

он выклюёт в себе и в ней плечо,
как бе-бе-бе до трёх [не вслух] считая
зернистость фотографии там, где
смех вдоль лежит, до боли выцветая,

двойник вороны смотрит сквозь её
по{д}зорную трубу, наводит резкость,
что клюнет в землянистую губу,
где кровь сквозь кость, как время протекает,
и трогает как мельницы дугу
и шарик воздуха до смерти протыкает.

Двойник вороны – белое пятно,
которым слепота моя дробится
на лес дыханий, странное число,
которое осталось сердцу биться,
в её углах, как в светопаде, где
меня почти, как двойника, не видно

и всё летит, как будто бы идёт
в замедленной, и умирать лишь стыдно.
(8/10/2019)

Рогатое дерево

*
Рогатое дерево, вдавленное землёй
[линией берега] в сквозняк над песочным
порезом взгляда [кажется, что наблюдатель ушёл –
возможно, что вышел и посчитал это адом,
Гадесом то есть]. Вот ты стоишь и сбоишь,
видишь, как щупальцы тёмной земли водянистой
впущены в рёбра, мерцающие между птиц,
которые ищут, как дальше полёта продлиться.
Вот пробивают их корни – они порастают корой
словно бы взглядом их уловившим и диафрагмой,
битой в рентгене пластинкой, нам отбивают в прибой
свои телеграммы, что не вернутся обратно,
где ты сужаешься в корень из этих один,
чтобы земля от тебя над собой прирастала
молчание больше, чем разговор, в себе умещая его –
и потому на глазах то солёно, то влажно…
(16/07/2019)

трактат о смертной казни

*
трактат о смертной казни
заканчивается дождём

как началом IV тома
III том

птицы взлетают сквозь петли
у палача в рукавах

мир подражает ангелу
вирусному на устах

печатной машинки
разбухшей, как у земли живот,

последний лев [смотрит с экрана]
смерть отрясает, как птиц в почерневшем своём витке

– всё что есть здесь заканчивается водой
жаждою висельника в последнем его прыжке

Окно

ОКНО

На месте которым ты освещён – хоть не видишь источника света –
каждым углом непрямым колыхаясь под ветра
натиском, словно ордой обезмолвлен и сложен
там, где ты мост – ну,  а берег любой невозможен –

слышишь шаги и гудки, то разверзшийся ангел
там от Петра собирает куски, словно табель о ранге,
сеть выбирает из замкнутой в береге стужи,
слова случайность в лесе её обнаружив.

Свет – будто ласточка – чертит окружность и веки
или века, что провисли сквозь небо, как ветви –
сядет на край от тебя, а точнее – от циркуля тени,
слышишь её механизм и тугое гуденье.

Всё ли насущно в молитве, которая прорезь,
место моста, что себя раздвигает, нахохлясь
камня мотком и себя собирает по нитке –
словно бы нищий свои обретая убытки?

Берег оставив, шагнул в этот круг из травы и горенья,
в место пустое, которого топко плетенье –
словно исток, которым намедни пригублен –
в узел завязан его и в потоке прорублен.
(29/08/2017)